Кровавое происшествие в кафе "Скала", апрель 1918 года

Из газеты Вечерние вести от 22 апреля (№24) 1918 года:

Убийство

Вчера в кафе «Скала», в доме Романова, по Тверскому бульвару, произошло кровавое происшествие. Сюда явился обедать один из энергичных работников уголовной милиции, субинспектор Л. П. Воейков. В это время в кафе поднялась тревога, а прислуга, подбежав к Воейкову, крикнула:
— В кафе явились бандиты. Все выходы заняты ими. Очевидно, сейчас начнется грабеж.
Войеков выхватил револьвер, но не успел еще сделать ни одного выстрела, как ему навстречу раздалась стрельба, и субинспектор был убит наповал. Про случайных выстрелах были еще ранены два милиционера. Позднее вся печальная история выяснилась. Оказалось, что в кафе «Скала» были посланы для законного обыска наряды. Служащими, лица явившиеся для обыска, были приняты за бандитов. Не зная в лицо субинспектора и увидев перед собою вооруженного человека, его приняли за бандита и открыли стрельбу.
___________

Другое упоминание "Скалы", опять связанное с криминалом, в той же газете от 14 июня(№61) 1918 года:

Кража

Вчера ночью неизвестные злоумышленники из ресторана «Скала», на Мал. Бронной ул., похитили железный несгораемый сундук, весом в несколько пудов. В сундуке хранилось 40000 руб., принадлежащих артели ресторана.

На бульварах и в скверах, июнь 1918 года

Из газеты Вечерние вести от 27 июня(№72) 1918 года:

Бульвары и скверы, — эти единственные места для отдыха, измученных работой и жарой москвичей, находятся теперь почти что без всякого надзора...
Дети, да и взрослые вытаптывают траву, которую с таким трудом удается вырастить на московских бульварах и в скверах.
До сих пор еще бульвары зияют темными пятнами—следами прошлогодних собраний «товарищей», игравших в карты и «орлянку», или лежавших на траве...
В прошлом году борьба с этим злом была трудна, так как на бульварах дневали и ночевали сотни солдат, а также шли «неугасимые» митинги, но теперь эта борьба возможна.
Ведь существует же приказ военного комиссара Муралова, требующий поддержания порядка на бульварах и в скверах, и он должен исполняться...
Сторожа обязаны следить за тем, чтобы публика не топтала травы, не рвала цветов и не ломала ветвей, и порядок водворится...
Конечно, москвичи еще долго не дождутся великолепных роз и цветов, культивировавшихся в «Розариуме» у городской думы, скверах, и т. д., но пусть хоть сохранятся деревья, кусты и трава от хищнических набегов публики.

"Вывеска на крыше", 1934 год

Из Вечерней Москвы от 4 июня(№127) 1934 года:

На взгляд подсудимых они ни в чем не виноваты.
— Были, конечно, отдельные неполадки, но в общем надстройка вышла на славу.
Дом № 38 на углу улицы Горького и Козицкого переулка действительно приобрел своеобразную славу. Некоторые квартиры в нем оставлены застройщиками без... уборных.
Минувшей зимой температура в жилых квартирах не достигала и 8 градусов. Взрослые и дети сидели в шубах, а ложась спать, покрывались всем, чем только можно. Столь оригинальным оказалось центральное отопление в подстроенных этажах.
Впрочем это никого не должно удивлять. Надстройщики из стройбюро Наркомснаба, производившие работы в доме № 38 по ул. Горького, проявляли крайнюю небрежность во всем. От холода и сырости, например, в квартирах стала обваливаться штукатурка, отставали обои. Начальник надстроечных работ Демин и прораб Волынский объявляли «ударные дни» ремонта. Кончали ремонт, а дней через пять в той же квартире опять осыпалась штукатурка, снова отваливались обои.
Но самым анекдотическим в истории надстройки была крыша. Славные надстройщики не нашли ничего лучшего, как покрыть ее снятыми с магазинов и учреждений старыми вывесками. Вывески местами проржавели, пропускали не только свет, но и воду.
Не лишено интереса и устройство газовой сети в надстроенных этажах. Проложили газопроводные трубы, поставили газовые плиты, счетчики. Прошло более года, но ни один из жильцов не смог за это время вскипятить на газовой плите стакан чая: газовая проводка отказывалась работать...
Главный виновник — начальник работ но надстройке Демин—за преступную небрежность, выразившуюся в низком качестве и в недопустимом затягивании надстроечных работ, приговорен к одному году принудительных работ. Прораб Волынский получил 9 месяцев принудительных работ и начальник стройбюро Наркомснаба Слепков — 5 месяцев.

П. Р.

На бульваре( параллели), 1893 год




- Чего вылез на бульвар-то? Шел бы домой работать!
- Да нешто в такую жару работают?
-----------------
- Куда же ты? Посидим здесь да вздохнем малость.
- В такую-то жару? Теперь только дома сидеть да работать, - а вот вечерком, на прохладе, и сюда можно!

Из журнала Развлечение №28(22 июля) 1893 года.

Киоск для продажи фруктов на Пушкинской площади, 1934 год



"Союзплодовощ установил на площадях и улицах Москвы специальные киоски для продажи фруктов. На фото - киоск на Пушкинской площади".

Из Вечерней Москвы от 15 мая(№110) 1934 года.

На крыше, 1915 год



— А? До чего дожили, Тарас Карпыч? Сидишь себе на крыше за чайком, благодушествуешь, а под тобой весь Охотный ряд, как на ладони! В прежнее время купец побоялся бы на такую высоту взбираться!
— В прежнее время, это точно. Когда выпивка подавалась. Можно было бы до того напиться, что прыгнуть отсюда захотелось бы. А теперь — безопасно! С чая-то такая фантазия не придет в голову.

Из журнала Развлечение №22(4 июня) за 1915 год.