Мадикен (madiken_old) wrote in tver_bul,
Мадикен
madiken_old
tver_bul

Category:

Колхозница в платье от...

Раз уж у нас праздник. Нам вернули скульптуру "Рабочего и колхозницы", давайте поговорим о них, точнее о ней. О Колхознице, о ее наряде, о ее платье и о развевающемся в ее руках шарфике.


http://zyalt.livejournal.com/186864.html



В 1923 году в советской Москве открывается Ателье Мод. Там работают Надежда Петровна Ламанова и художница Экстер. К ним присоединяется Вера Мухина. Тогда в России почти не было хороших тканей, и ателье разрабатывало моедли женских пальто и блуз из солдатского сукна, используя новаторские дизайнерские приемы.



Ателье издавало одноименный журнал, и уже в первом номере был опубликован эскиз платья Веры Мухиной. Платье называлось "Тюльпан".




В.Мухина совместно с Н.П.Ламановой принимала участие в разработке новых моделей в открывшихся тогда «Мастерских современного костюма» - своеобразной экспериментальной лаборатории новых форм одежды, в «Ателье мод» - теоретическом центре бытового моделирования, в секции костюма Государственной Академии художественных наук (с 1933 года, со дня основания Московского Дома моделей одежды, Мухина стала членом его художественного совета).

«...Искусство должно войти в обиход практических вопросов и в различные отрасли нашей возрождаемой промышленности... Изящество внешности современного быта должно быть выявлено совместными усилиями как художников-мастеров, так и руководителей современной промышленности. Искания художников и практические достижения последних должны дать ту форму красивого внешнего быта, которая соответствовала бы переживаемому времени», - декларировало «Ателье». Эти идеи были очень близки Вере Игнатьевне, считавшей, что «в окружающем человека мире все должно быть прекрасно, и поэтому для художника не существует и не может существовать мелочей».

В 1925 году Ламанова и Мухина издают альбом «Искусство в быту»; помещая в нем практичные и красивые модели костюмов, адресуются не к профессиональным, но к домашним портнихам. Им хочется, чтобы каждая женщина, руководствуясь их выкройками, могла сшить себе платье, чтобы каждая поняла, что такое красота формы, материала, цвета. В этом же году художниц приглашают принять участие во Всемирной выставке в Париже. Там Мухина представит сочиненные ею вышивки: декоративные, созданные по народным мотивам, и контрастирующие с ними, построенные на сложной геометрической основе орнаменты.




1923, платья по народным мотивам. Лиля Брик и Эльза Триоле (сестра Лили). Из альбомов А. Васильева.
http://retroobraz.ru/articles/lamanova.htm

В руках Ламановой и Мухиной были лишь дешевые, грубые материалы: суровое полотно, бязь, бумазея, солдатское сукно. Они создавали из них удобные и практичные модели, украшали их нарядными оторочками, вышивками. Художницы понимали тайну красоты русской народной одежды, стремились, как объявляло «Ателье», к сочетанию существующего направления европейской моды с национальными особенностями русского искусства. Орнаментировали платья аппликацией, тамбурным и гладевым шитьем, вводили в декор кайму крестьянских салфеток и полотенец. Вера Игнатьевна стилизовала «петушиный узор» - веселую народную вышивку. Образцы платьев, расшитых золотыми и серебряными петухами, передали «Кустэкспорту». И сразу же из Нидерландов пришел заказ на две тысячи таких моделей.




1923 год, пальто из коллекции, созданной по мотивам костюмов народа севера. Модель актриса Александра Хохлова. Из альбомов А. Васильева.
http://retroobraz.ru/articles/lamanova.htm

Подготовка к выставке отняла много сил, потребовала много нервов. Платьям из простых домотканых материалов - льна, холста, сурового полотна - предстояло конкурировать с парчовыми и шелковыми. Особенно трудно было подобрать к этим платьям фурнитуру: сумки делали из шнуров, соломы, вышитого холста; бусы - из дерева, из хлебного мякиша; пуговицы вытачивали из дерева, раскрашивали и лакировали.

И тем не менее именно эти домотканые платья стали «гвоздем» выставки и завоевали «Гран при»-за сохранение самобытности и национального колорита.



На много лет, до конца жизни Ламановой, она была самым близким для Мухиной человеком. «Я с ней дружу больше, чем с кем-либо», - говорила Вера Игнатьевна. Часами могла беседовать с нею, сама - на стуле, Надежда Петровна в качалке, шутка ли - старше на тридцать один год, а не ощущается разницы. Умная, легкая на подъем, а сколько вкуса, такта, обаяния!

Из книги О.И. Вороновой ВЕРА ИГНАТЬЕВНА МУХИНА



Теперь вы понимаете, в каком платье красовалась на выставке во Франции наша Колхозница. Это почти что "платье от Ламановой". Кто знает, думала ли Вера Игнатьевна о Надежде Петровне, когда "одевала" свою скульптуру, вспоминала ли их совместную работу над моделями для выставки 1925 года. Ведь именно "летящая материя" выделила Мухинскую скульптуру среди проектов Иофана, Андреева и прочих.


http://zyalt.livejournal.com/186864.html

Однако на комисии наибольшее количество нареканий вызвал рвущийся из рук колхозницы шарф.
- Зачем колхознице шарф, она же не балерина? - спрашивал заместитель председателя Совнаркома Е.К. Антонов у Веры Мухиной, когда стоял вопрос о выборе скульптуры для Международной выставки.
- Для равновесия, - ответила Мухина.
Она хотела сказать, что для красоты, для лучшего восприятия скульптуры, для акцента был нужен этот развевающийся шарф в руках советской женщины. Но комиссия поняла иначе: "для равновесия, так для равновесия", а то упадет еще такая махина.
“Ну, поверим автору”, - сказал тогда Молотов.




Мухина и Ламанова дружили до самой смерти последней. Вера Игнатьевна вспоминала их последний разговор.
— Я скоро умру, - сказала тогда Надежда Петровна.
— Как Вы можете так говорить? Почему?
— У меня остались всего только две капли «Коти»...

Tags: 1920-е, 1930-е, Ламанова, Мухина, личности, события
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments